Мешок  Приключений

Здесь можно бесплатно и без регистрации прочитать интересные книги

Автор: Николай Громобой

Глава-5 Воспоминание

Вскоре пришло сразу два письма. В одном из них, полученном Генрихом, Пелагея Дмитриевна советовала им досконально изучить всю историю отношений директора краеведческого музея и учительницы, ведь целью её было наверняка не создание примерной советской семьи и судя по всему к водолазному делу директор тоже не имел никакого отношения.

Генрих постоянно посылал ей письма о ходе расследования и в одном из упомянул, что директор музея не умеет плавать. Это ему удалось узнать из осторожных расспросов знакомых Мельгунова. В другом письме, пришедшим из Парижа на имя Михаила, сообщалось о разных новостях из Интерпола, в том числе о деле, которое заставило Михаила уйти в учителя.

Анри Фезе, его коллега и хороший друг писал, что зам директора Интерпола, инициатор их с Витей увольнения, обвинен в измене и арестован французской контрразведкой (аналог КГБ). Ведется повторное расследование этого дела и Анри надеялся, что после окончания расследования они смогут вернуться в организацию.

“Да уж, шиш вы его найдете” – подумал Михаил – “два года прошло за это время умный человек все маленькие следочки десять раз заметет. А судя по всему за этим всем стояла очень умная голова.” И тут на него нахлынули воспоминания...

* * *

Несколько лет по всему миру происходили кражи редкого антиквариата. И всегда успешно. Кражи осуществлялись очень тщательно, на подготовку и саму операцию денег не жалели. Машины, инструмент, средства связи исполнители – всё по высшему разряду. И что самое интересное похищенные предметы они будто в землю зарывались или в море топили...Ни на каких подпольных аукционах и в подпольных частных коллекциях они как было известно не появлялись. А осведомителей в Интерполе хватало. Нередко Интерпол выходил на исполнителей и начинал разматывать цепочку, но в определенном месте доходя до очередного посредника цепочка обрывалась, не оставляя конца. Контора, честно говоря, уже отчаялась, когда – либо их поймать, но помог случай.

Как говориться на старуху бывает проруха. Дело началось с пустяка для Интерпола. Они арестовали одного подпольного торговца драгоценностями. Перебирая у него на квартире: алмазы, рубины, сапфиры и прочий как выражался Витя “гравий”, он вдруг прекратил опускать свои шуточки и вдруг замолк. Я тогда с удивлением глянул на него. Витя держал в руках древнюю золотую монету и очень тщательно рассматривал её в лупу

-Ты что мало нагляделся на золотые монеты – спросил я

-Чудак, ты знаешь, что это такое? – Если, конечно, не подделка. – ответил Витя, благоговейно держа на ладони монету – Это монета Тай Хао первого китайского императора, точнее они тогда еще не носили этот титул, а назывались “властители”.

-Ну и что? – вырвалось у меня по простоте душевной

-Да пойми же, это почти три тысячи лет до нашей эры, многие ученые вообще считают мифическим его существования, а здесь – и он замолчал.

Витя был помешан на древнем Китае и, наверное, при желании мог написать на эту тему не одну докторскую диссертацию.

И тут в душе Михаила проснулся историк и он с почтением взял монету в свою ладонь. Радиоуглеродный анализ показал подлинность монеты. Всего монет было пять. Проследив путешествие монет от торговца краденным по цепочке Интерпол вышел на одного парижского старика – антиквариата, которому удалось всё-таки обхитрить контору, переселившись за два дня до их визита на Сен-Жерменское кладбище. Казалось дело завершено, но в голову Михаила пришла интересная идея.

 Дело в том, что все похищенные неуловимой бандой предметы старины были не просто антикварными, а уникальными. Главарь банды имел очень изысканный вкус, и Михаил предложил руководству поймать его на эти монеты, как на живца. Надо только разместить их на одном из подпольных аукционов и ждать. Несомненно, у главаря на таких аукционах есть осведомители. Трудность задачи заключалось в отслеживании цепочки при передаче трех монет. Начальник почему-то решил, что на аукционе должны быть представлен не одна как хотел Михаил, не пять, а именно три. Покупатель назначил встречу для проверки подлинности, на встречу пошел Михаил, он безупречно говорил на французском. Он передал посреднику одну монету, тот ему денежный залог, и они расстались. Чтобы не вызывать случайное подозрение встречу Интерпол оставил без наблюдения. Вечером в квартире Михаила раздался телефонный звонок и голос посредника сказал одно единственное слово: “Да” и повесил трубку. Это значило, что покупка состоится завтра в тоже время на том же месте.

К операции было привлечено около шестидесяти агентов и двадцать машин. Вертолеты решили не использовать чтобы не привлекать внимание и как оказалось в последствие зря. Они забыли с кем они имеют дело. Первый сюрприз ждал их в самом начале. Посредник взял монеты, расплатился с Михаилом, который остался сидеть на лавочке, на этом его роль в операции заканчивалась. И вместо того, чтобы сесть за руль автомобиля, на котором приехал, он просто пошёл пешком вдоль улицы. Затем его нагнала “Cкорая помощь”, посредник быстро нырнул в неё и она, включив сирену с бешеной скоростью помчалась прочь. Но опытные сотрудники всё-таки смогли уцепиться ей за хвост, постоянно меняя машины. Но на одной из улиц дорогу между “скорой” и её полицейским хвостом пересек бензовоз, который тут же взорвался. Только благодаря водителю-асу экипаж Интерпола остался жив. Место аварии оцепили в какие-то десять минут, но было поздно. “Скорою помощь” нашли в соседнем переулке, а сами преступники испарились. В общем операция провалилась. К тому же доллары, полученные Михаилом, оказались фальшивыми. Сначала в конторе этому даже немного обрадовались

такие добротные фальшивки мало кто может сделать, можно таким образом выйти на производителя. Но как сказал эксперт

-Это доллары клошары, на рынке они раньше не появлялись и производитель их неизвестен.

Таким образом круг замкнулся Михаилу вежливо предложили уйти из конторы. Витя ушел вместе с ним. Вспоминая всё это Михаил вздрогнул – “вот тут-то и могли срисовать мою внешность”. И перед ним ожило лицо заплаканной девушки на соседней скамейке. Это была она – пропавшая учительница. “Ну держись” – на него накатила волна злости –“пусть мне ещё оба уха продырявят, но ты у меня заплачешь по-настоящему! Итак, Пелагея Дмитриевна сказала директор музея. Значит возьму на неделю больничный и всю эту неделю буду с ним, буду с ним на работе, перееду жить к нему на неделю, думаю согласиться, есть у него небольшая страсть к Бахусу уговорю на этой почве. Коньяка жалеть не буду! Только бы узнать, что ей на самом деле нужно было от него”...

Детективы старой школы